August 9th, 2017

основы психологии.

Потихоньку слушаю лекции Петухова.
Именно, потихоньку - у меня медленные мозги, во мне информация укладывается долго.
То есть, я слушаю все еще одну лекцию, уже неделю наверное)))
Причем, он все разжевывает, как для неучей, вроде меня.

И наконец во мне начинают укладываться понятия, как интраверсия, экстраверсия, амбивалентность. Пусть потихоньку, но я начинаю их понимать не на интуитивном уровне, а на уровне знаний.
Вот как мне не хватало базы.
Еще для себя уяснила, что психология, это очень молодая наука и непаханное поле.
То есть, там еще есть что открывать и над чем работать.

Как же я благодарна тем людям, которые придумали все снять и выложить в инет.
Потому что, я понимаю только лекции-прочитанное я так не усваиваю.
И то, только с хорошими лекторами.
Вот Шадрин пока вне конкурса-я готова слушать и слушать.
Это лектор по истории искусств.

http://rideo.tv/video/15563/ лекция Петухова, первая.

старуха-процентщища

http://nikolaeva.livejournal.com/908982.html
это прекрасно в принципе)))

открываю я книжку и вижу, боде мой, как все до сих пор актуально:

В начале июля, в чрезвычайно жаркое время, под вечер один молодой человек вышел из своей каморки, которую нанимал от жильцов в С-м переулке, на улицу и медленно, как бы в нерешимости, отправился к К-ну мосту.
Он благополучно избегнул встречи с своею хозяйкой на лестнице. Каморка его приходилась под самою кровлей высокого пятиэтажного дома и походила более на шкаф, чем на квартиру. Квартирная же хозяйка его, у которой он нанимал эту каморку с обедом и прислугой, помещалась одною лестницей ниже, в отдельной квартире, и каждый раз, при выходе на улицу, ему непременно надо было проходить мимо хозяйкиной кухни, почти всегда настежь отворенной на лестницу. И каждый раз молодой человек, проходя мимо, чувствовал какое-то болезненное и трусливое ощущение, которого стыдился и от которого морщился. Он был должен кругом хозяйке и боялся с нею встретиться.
Не то чтоб он был так труслив и забит, совсем даже напротив; но с некоторого времени он был в раздражительном и напряженном состоянии, похожем на ипохондрию. Он до того углубился в себя и уединился от всех, что боялся даже всякой встречи, не только встречи с хозяйкой. Он был задавлен бедностью; но даже стесненное положение перестало в последнее время тяготить его. Насущными делами своими он совсем перестал и не хотел заниматься.

(вот она, апатия! съемное жилье, долги, нежелание встречаться и разговаривать с людьми, нежелание заниматься делами и здравствуй, апатия)