December 12th, 2015

дада

из устиновой:

– Я не хочу в Москву, – сказала Женька и закрыла глаза. – Если бы вы знали, Аллочка, как я не хочу в Москву!.. Там у меня никого нет. Совсем. Вообще. Я вот когда думаю, как я вернусь обратно в квартиру… Я квартиру в Белой Даче снимаю, за МКАДом! Кругом всё серое, грязное, мрачное. Люди злые, глаза опущены. До метро утром добраться – помереть легче. И в вагон не войдёшь, поезда три надо пропустить, это в лучшем случае. А потом едешь-едешь, едешь-едешь, – Женька помотала головой, изображая, как качает в метро. – И толпа такая, что дышать трудно. Я себе прошлой осенью пальто купила. И порвали мне пальто! Совсем новое! На спине разошлось, от воротника и до самого низа, я протиснуться сквозь толпу не могла… А вечером домой, и в телевизор глядеть. А по телевизору показывают, как люди в Майами отдыхают! Вы не знаете, почему по телевизору то и дело показывают, как все отдыхают в Майами?! Почему не показывают, как в метро едут, потом в супермаркете пластмассовые помидоры покупают по триста пятьдесят рублей, потом на восьмой этаж поднимаются, а лифт не работает?! Вот этого почему никогда не показывают?!

(no subject)

я очень-очень давно не читала татьяну устинову.
оказывается, она стала писать совершенно по-бабски!
больше это никак не назвать!

вот как такое вообще можно написать:
– Павел, – взмолилась Алла умоляющим голосом, – ты мне объясни толком. Дима вывернул шурупы? Дима специально потерял лыжу? Он фотографировал твои банки? Зачем?

взмолилась умоляющим голосом!!

это только я так могу писать-я не профи, и то, когда перечитываю глаз режет.
а это профи!
что за бабская истерика, она сюда совсем не к месту, это раз!
два-после всего, что там произошло, ну нужно быть абсолютно тупой, чтобы не понять в чем дело и по бабски взмаливать умоляюще!

я не могу, она раньше вроде лучше писала.
как и маринина.
но теперь, это совершенно не читабельно.

по мотивам "ковчег марка" татьяны устиновой.

(no subject)

продолжаю тупить устинову.
ну ночь на дворе и искать другого автора просто лень.
вот никогда не любила животных, ну последние лет 15 точно, а вот к этой собаке прониклась:

Мотя из деликатности взяла кусочек. Она никогда не ела так вкусно, как вчера, и воспоминания о жареном мясе были еще свежи и волновали. Кроме того, давно забытое чувство чистоты и сытости, всеобъемлющей, окончательной чистоты и сытости, настраивало на благородный и возвышенный лад. Она чувствовала себя не пропащей и нищей, а благородной собакой при хозяине и изо всех сил старалась ему угодить, чтобы он в ней не разочаровался.

и сразу себя вспомнила, в образе лошадки))